©Copyright 2019. All rights reserved
Поиск

Кризис на израильском фондовом рынке - покупать или продавать?

На момент написания этих строк (понедельник, 16.03.2020) фондовые индексы на тель-авивской бирже потеряли уже порядка 25% с начала года. Индекс Т-А 35 вернулся на уровни 2014-го года – на 6 лет назад! На европейских биржах ситуация схожая. На нью-йоркской фондовой бирже индексы вошли в «медвежий», падающий тренд (более 20% падения с пиков). Инвесторы в очередной раз получили прекрасное доказательство невозможности предсказать начала обвала на биржах — еще немногим более месяца назад большинство аналитиков восхищались стойкостью фондовых рынков перед нашествием коронавируса.


Для рядового инвестора вопрос «кто виноват» в падении бирж неважен, по сути, так как виновных назначают уже по факту. Это может быть желание инвестиционных компаний заработать как можно больше на необеспеченных гарантиями ипотечных ссудах в США («финансовый кризис» 2008-го), это может быть раздутая стоимость акций интернет-компаний (2000-2002), это может быть даже паника после убийства президента США Мак-Кинли в 1901 году. Важно, что о пришествии обвала инвесторы узнают уже во время обвала.


И потому на первый план выходит другой животрепещущий вечный вопрос: «что делать»? Множество факторов, которые необходимо учесть, не позволяют выработать рекомендации типа «при падении биржи на 25% вскрыть секретный пакет и действовать согласно указаниям». То, что биржи упали на 25 процентов, не указывает инвестору продавать, покупать, или нечего не делать. Кстати, очень важно заметить, что «нечего не делать» — это не менее ответственное решение, чем покупать, или продавать.

В этом посте расскажу вкратце (без важных подробностей и нюансов) про наш подход. Сразу предупреждаю, что вы не найдете в данном посте конкретных рекомендаций конкретно для ВАС, так как с нашей стороны это будет безответственно и незаконно.


1. Важно определить свой инвестиционный характер. Мы придерживаемся стратегии долгосрочных инвестиций (противоположно спекуляциям) со среднем уровнем аппетита к риску (между низким и высоким). Базовая валюта, в которой мы считаем свое благосостояние делиться на Шекели и Доллары, примерно 50% на 50%. Мы предпочитаем, чтобы большая часть портфеля была ликвидна. Примерные диапазоны пропорций (в процентах от общего портфеля) различных видов активов, относящихся к нашему инвестиционному характеру:

a. Недвижимость: 0-15.

b. Облигации, Депозиты и Другие инструменты фиксированной доходности: 25-75.

c. Акции: 10-75 (как минимум 50% из индексов S&P 500 и TA 125).

d. Альтернативные инвестиции (VC, PE, Commodities и т. д.): 0-15.


К данному кризису мы подошли c минимальной пропорцией в акциях (10-15%). Не потому, что мы знали, что вирусная паника приведет к стремительному обвалу рынков, а потому-то мы считали, что цены слишком завышены. Мы планомерно понижали пропорцию акций в портфеле еще в первой половине 2019-го года, тем самым пропустив бурный рост второй половины прошлого года.


2. Мы четко знаем, что не сможем предвидеть, когда именно будет обвал и не знаем когда начнется восстановление биржевых котировок. Мы считаем, что никто не знает. Тем, кто продает на самом пике и покупает исключительно на самом дне, примерно с той-же долей вероятности может повести в казино (скорее всего в казино больше шансов, так-как там меньше издержек входа\выхода). Из нашего опыта работы с состоятельными людьми, которые не специализируются на финансовых инвестициях, мы заметили, что если эти инвесторы продают основную долю активов во время обвала, то большинство из них возвращается на рынок по более высоким ценам.

Анализ, проведенный в «Merrill Lynch-Bank of America» три года назад, предостерегает инвесторов от попыток предугадать развитие событий, чтобы покинуть фондовые рынки в начале развития отрицательной тенденции, а затем вернуться при развитии положительной тенденции. Согласно проведенному в банке анализу, инвесторы, пропустившие 10 наиболее «сильных» дней на рынке в течение десятилетия, потеряли большую часть доходности. К примеру, с 2010 по 2017 год индекс S&P500 вырос на 95%, но если нейтрализовать 10 самых сильных дней, то доходность индекса сокращается до 34%. В 80-е индекс S&P500 вырос на 227%, но тот, кто пропустил «10 дней», удовлетворился всего 108%. Еще один пример из 90-х, когда S&P500 показал доходность в 316%, но без 10 самых сильных дней в то десятилетие доходность «усохла» до 186%. В первое десятилетие 2000-х, с двумя мега-обвалами, S&P500 потерял 24%, но те, кто пропустили 10 заветных дней, потеряли 62%.


Мы выходим из рынка и заходим на него плавно, в зависимости от наших долгосрочных ожиданий, основанных на многочисленных анализах.


3. Я вернусь к тому, что «нечего не делать», это тоже важное и ответственное решение. Процесс инвестирования динамичен, а не статичен. В каждый период следует заново оценивать перспективы портфеля. Попробую объяснить на простом «лабораторном» примере. Предположим (всех этих лабораторных условий не существует в реальности), что в портфеле есть ценная бумага СМАРТГЕН на сумму 100 единиц денег. Не существует спреда на ее котировки (цена продажи и цена покупки одинаковы, не существует комиссий на любое действие с бумагой и есть полная ликвидность (можно купить и продать бумагу на любую сумму по рыночной цене). Принять решение «нечего не делать» с бумагой СМАРТГЕН, равнозначно тому, что если бы у вас в портфеле не было бы бумаги СМАРТГЕН, а были вместо нее лишние 100 единиц денег, то вы бы приняли решение купить именно СМАРТГЕН, именно на 100 единиц денег, именно по данной цене. Если вы не приняли бы именно такое решение, значит и нет оснований «нечего не делать» в первом варианте. Важно заметить, что показатель доходности (положительной или отрицательной) данной бумаги в портфеле не каким образом не влияет на решение по поводу позиции!


Мы постоянно проводим для себя такие тесты. На самом деле, психологически, это не просто и часто привыкаешь к бумагам в портфеле. На наш взгляд, данный анализ, является одним из важнейших основ успешного инвестирования.


4. Когда вам понадобятся деньги, инвестированные на бирже? Проще говоря, понадобятся ли они вам на следующий год или, скажем, через 5-10 лет. Опыт показывает, что инвесторы, настроенные на долгосрочное инвестирование (на самом деле и всерьёз так настроены), не должны предпринимать каких-либо резких шагов при обвалах. До сих пор в долгосрочной перспективе портфели с более высокой степенью риска приносили более высокую доходность. Никто не сказал, что это правило будет работать дальше, но в инвестициях на предсказаниях далеко не уедешь и можно только опираться на собранные данные.


Мы всегда оставляем 15-20% портфеля полностью ликвидным в консервативных инструментах на случай, что вдруг понадобятся деньги. Для того чтобы проблема ликвидности не стала основной причиной распродажи активов.


5. Если и есть какое-то правило для понижения волатильности и рисков, которое работает (почти всегда) в инвестициях, так это правило диверсификации инвестиционного портфеля. Эффективной диверсификации не так легко, как иногда кажется, достичь.


Мы уделяем внимание диверсификации и поэтому, не все активы в портфеле падают при обвале.


Надеюсь, что общие правила нашего подхода стали для вас понятны. Так какие основные решения мы сейчас приняли?


1. Мы считаем, что в долгосрочной перспективе, цены на акции (какие конкретно — это более детальный разговор) будут более высокими и решили повысить пропорцию акций в подконтрольных нам портфелях (наш, партнеров, клиентов). Мы решили повысить пропорцию акций в портфеле до 40-50% в течение ближайших 6 месяцев. Мы будем инвестировать в израильские и американские компании.


2. Мы приняли повысить пропорцию альтернативных инструментов (в основном израильские VC Фонды) до 15% в этом году.


3. Мы собираемся воспользоваться случаем и построить качественный портфель облигаций со средней доходностью к погашению 4-5% годовых.


Мы рассказали про наши решения в общих чертах (а детали не менее важны), которые подходят конкретно нам и не являются рекомендацией для остальных.


Успехов!

Просмотров: 92